Интернет-магазин товаров для хобби

Пункт выдачи:
УЛ. 45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ, д.31
и еще 1 пункт самовывоза
8-800-333-11-31

 

 

Возрождение Эмракул (рассказ)

Возрождение Эмракул (рассказ)

Утёс Селхоффа

Она проделала огромную работу.

Клятве, что она дала в опустошённом и пыльном Бала-Геде, Нахири осталась верна. Пыль была у неё под ногтями и в самых глубоких складках её одежд как напоминание об этом. Покинув Зендикар, каждый день и каждую ночь она прилагала неимоверные усилия, пытаясь дотянуться до Слепой Вечности, позволяя гневу питать свои силы. Кончики пальцев горели от бурлящего Эфира, использования литомантии и магии такой мощи, которую прежняя она не осмелилась бы сотворить. Это оказалось тяжелее, чем она предполагала, в десять раз тяжелее. Нахири не жаловалась и не отдыхала. Она не колебалась. И наконец-то...она будет вознаграждена. Наконец она увидит плоды своих стараний. И, конечно же, увидит их и Сорин.

Последняя завеса Иннистрада рухнула. Нахири ощущала, как поднимается последняя защитная пластина с тем же звуком, что и доспехи, которые снимает после боя солдат. Этот мир теперь обнажён и беззащитен. Только вот...сражение не окончено. Это лишь начало.

«Зендикар истёк кровью, то же ждёт и Иннистрад». Нахири затаила дыхание. Земля под её ногами пришла в движение. Мир начал пульсировать, дрожа и сотрясаясь, будто глубоко под землёй один за другим глухо раздавались взрывы и эхом разносились в ночи. Сорин тоже почувствует это. От одной лишь мысли Нахири ощутила удовлетворение.

- Явись! - выкрикнула она в небо. - Предстань передо мной. Явись в Иннистрад!

И она ощутила это: чье-то присутствие.

Ветер стих, воздух накалился, и Нахири глубоко вдохнула. Всё верно. Она знала этот запах слишком хорошо, чтобы ошибиться. Возбуждение охватило её с силой, которую она не ощущала уже много веков. Нахири подбежала к краю утёса, ноги не слушались, а сознание не поспевало за дробным стуком её сердца.

Она посмотрела на воду. Затем взглянула на храм, который построила для Бога. Он больше не пустовал. В уголках её глаз проступили слёзы, но Нахири быстро смахнула их. Не нужно плакать, не сейчас. «Как я проливала горькие слёзы, так прольёт их и Сорин».

Нечто под водой продолжало расти, вода бурлила, грозясь прорвать поверхность. Наконец-то. Время пришло.

 

Болота Гейвони

Время пришло. Самое время помолиться.

Дорогой Архангел Авацина. Мама сказала, если мне страшно, нужно молиться. Мне страшно.

Несмотря на то, что по бокам от него шли катары, облачённые в доспехи из твёрдой стали, с сияющими лезвиями клинков в их руках, Маэли весь сжался от страха. Ему было одиноко.

Одиноко с тех пор, как он сбежал из деревни. В тот день ужасные ангелы обрушились на них с неба и принесли с собой огненный дождь. Мама сказала бежать в лес и не возвращаться. А ему так хотелось вернуться. Но мама запретила. Что бы ни случилось, он не должен возвращаться. Никогда он не видел маму такой серьезной. Маэли решил, что лучше послушаться. Но теперь он думал иначе. Сейчас он хотел бы быть дома.

Маэли сжал плюшевого зайку, которого ему дала пожилая женщина с седыми волосами. Она нашла его в лесу и приютила в доме, в котором пахло сладостями и чёрствым хлебом. Женщина попросила называть её мисс Сэйди и сказала, что Маэли может чувствовать себя как дома и оставаться у неё так долго, как сам того захочет. Но не этого он отчаянно желал.

Дорогой Архангел Авацина. Я хочу домой. Пожалуйста. Могу я вернуться домой?

Ответа не было. Вместо этого случилось нечто жуткое - толстые извивающиеся щупальца, которые стремительно ныряли между лезвиями катаров, пытаясь дотянуться до мальчика. Это были те же извивающиеся руки, что вырвались из Мисс Сэйди, разорвав её грудную клетку, когда они ночью ужинали. Это произошло сразу после того, как, сидя на стуле, Маэли ощутил дрожь, а за дрожью - приторно-сладкий аромат нектара, ворвавшийся в комнату вместе с сильным потоком ветра. Когда распоролась грудная клетка мисс Сэйди, Маэли, задержав на секунду ложку во рту, собирался проглотить кусочек тушёного мяса. Большая часть вышла из носа и обожгла его изнутри, его голову и глаза. По щекам Маэли потекли слёзы, когда за ним погналась мисс Сэйди со своими руками, которых было не счесть.

- Стой там!

Катары молниеносно двигались в высокой траве, отсекая одну конечность за другой. Одна из них приземлилась возле Маэли. Опустив взгляд, он ощутил, как внутренности его скрутило. Это была настоящая рука, он был уверен. На ней виднелся кусочек желтой блузы мисс Сэйди, а ниже - её большая коричневая волосатая родинка, которая будто подмигивала ему.

Маэли крепко прижал плюшевого зайку и зарылся в него лицом, по щеке скатилась слеза.

Пожалуйста, Авацина.

Однажды ангел пришёл на его зов. Она помогла ему, когда Маэли был напуган и потерян. Мама сказала, что Авацина явилась, потому что он взывал к ней; взывал так отчаянно, что Авацина не могла бросить его в беде. Маэли не понимал, чем отличается истовая молитва от обычной; не знал, как сделать свою еще искреннее, чтобы Авацина услышала и явилась на зов. Но знал, что нужно попытаться.

Крик Маэли был громким несмотря на то, что кричал он, зарывшись лицом в мокрую и спутанную шерсть игрушечного зайца.

- ПОЖАЛУЙСТА, АВАЦИНА! ПОМОГИ МНЕ!

- Авацина ушла! Этот голос пронзил своим холодом Маэли, ледяной страх взобрался по позвонку и добрался до основания шеи. Его холодные пальцы забрались под череп и сжали голову, запрокидывая её так, чтобы глаза увидели...

Ангела.

На краткое мгновение в душе Маэли встрепенулась надежда. Надежда, которая была ложью. Он знал, он чувствовал, что ангел, парящий над ним, не Авацина.

- Она вернулась, - сказал ангел, глядя Маэли прямо в глаза.

- Она возрождается! Возрождается! - выкрикнула она и запрокинула голову, чтобы зайтись смехом, леденящим душу. Резко оборвав его, она не двигалась, будто застыв в небе.

- Я! Я - Э'мракул!

Она нырнула вниз, рассекая лезвием воздух. Маэли зажмурился что есть мочи.

Пожалуйста.

 

Побережье Нефалии

Пожалуйста. Прошу, выбери меня. Эдит стояла на мокром, гладком камне, цепляясь за него ступнями, в ожидании Возрождения. Она жаждала подойти ближе.

Пожалуйста, выбери меня. Она доказала, что всецело преданна. Преданнее, чем кто бы то ни было. Самая преданная.

- Самая преданная.

Выбери меня. Украдкой она торопливо взглянула из-под капюшона в одну сторону, а затем в другую. Да. Так Эдит убедилась в том, что на близлежащих камнях нет других культистов. Она была готова, как никто другой. И гордилась собой. Никто не осмелился сделать то, что сделала она. Никто не был так близок. Она была ближе их всех.

- Ближе всех.

Она хотела быть ещё ближе.

- Выбери меня! Меня! Меня, Э'мракул!

Эдит воздела руки к небу, отдавая себя во власть того, кто должен был явиться на зов.

Волны разбивались о камни, окропляя Эдит. Она чувствовала - время пришло.

- Эмракул!

Вместе с водой, что яростно бурлила под ней, Эдит ощущала внутри себя клокочущую мощь этого имени, единение.

- Эмракул! Эдит овладело чувство целостности, её существо переплелось с Ней, становилось Ею. Море вскипало, дотягиваясь до небес.

- Выбери меня, Эмракул. Возьми меня, Эмракул.

Хор голосов раздавался позади неё, воспевая вместе с ней пришествие Эмракул, а у самой поверхности воды пульсировало сверкающее фиолетовое око.

- Выбери меня , Э'мракул. Возьми Меня, Э'мракул. Я — Э'мракул!

Око сияло всё сильнее и ярче, пока, наконец, не замерло, достигнув пика своего сияния. Эдит осторожно прошла дальше, ногами пытаясь найти новую опору. Она была впереди всех. Ближе всех. Ближе. Ещё ближе.

Вокруг неё сиянием озаряли ночь огромные скрученные каменные столбы, из заострённых вершин которых вырывались фиолетовые молнии и поочередно передавались от одного столба к другому. Её сила. Это была Она. Во всём была Она. Ближе. Ещё ближе.

Волны разбивались и с грохотом взлетали настолько высоко, что более не было различия между морем и землей. Эдит подошла ещё ближе. Никогда прежде она не была самой... Лучшей. Никогда. Но раньше это было не важно. Теперь же - да. И она была лучшей. Самой. Ближе всех. Самой лучшей.

- Я - Э'мракул!

В небо ударил мощный водяной поток. Вырвавшаяся из моря исполинская каменная глыба содрогалась, крошилась и росла одновременно, представляя собой хаос в действии. В следующее мгновение время будто замерло, она застыла, повиснув в небе, словно кусок скалы. Из глубин доносился грохот.

Затем...Эмракул возродилась.

Эдит не могла сдержать вопля, что рвался из её груди. Звук её голоса нарастал и, подхватываемый волнами Её силы, сливался с ней воедино.

Эмракул увидела Эдит, стоящую прямо перед ней. Она взглянула на неё своим гигантским, сверкающим фиолетовым глазом.

Эдит увидела Её. Пригвожденная к земле, она не отрывала взгляда от кровавого ока, всё глубже и глубже погружаясь в глубины Её существа. Предстояло многое узреть и стать чем-то большим. Она избрана.

- Я - Э'мракул.

Она придвинулась ближе.

 

Глубины Уленвальда

Она придвинулась ближе, прижавшись спиной к Эйлине. Они стояли спина к спине, окруженные со всех сторон, и Хэл чувствовала в себе желание сдаться, рухнуть на землю, сжавшись в безвольный комок. Но вместо этого она всеми силами пыталась сконцентрироваться на источающих жар руках Эйлины, прижатых к её, холодным и влажным, и делать вид, будто мир не находится на краю гибели.

- С чего начнем? - небрежно бросила вопрос, слегка повернув голову.

Шаг, снова шаг, ещё. Хэл и Эйлина вращались вокруг оси, прикидывая работу, что им предстоит провернуть. Они были в роще Уленвальда, но он отличался от того Уленвальда, что они знали. Все исказилось: деревья с руками жадно тянулись к Хэл своими длинными тонкими пальцами; у ежевичных кустов появились рты, теперь они непрестанно бормотали и истошно кричали, а у комков мха выросли ноги, что носили их взад-вперед, делая их похожими на охваченных паникой крыс. Даже горожане, которые не были частью этого леса, сдались под натиском и превратились в нечто ужасное. Настолько, что ни один самый жуткий монстр не шёл с ними в никакое сравнение.

- Начнем с горожан, - сказала Эйлина.

Хэл кивнула.

Их было трое. Трое горожан, мутировавших до такой степени, что разглядеть человеческие черты было просто невозможно.

- Явись Э'мракул. Стань Э'мракул, - кричали они.

Хэл ощущала, как эти слова призывают её присоединиться. Подобно им, ей хотелось всецело отдаться этому зову. Сдавшись однажды, им не нужно продолжать борьбу.

- Эмракул. Мы Э'мракул.

В ушах звенело, внутренности судорожно сжимались. Это же так просто...Она бы могла – нет! Ровное сердцебиение Эйлины сказало "нет".

- Я возьмусь за дёрганого, на тебе тучный, - голос Эйлины был тверд.

Хэл пыталась не замечать спазма в горле и тяжести в голове.

- Неплохой план.

Она попытается. Она будет бороться. Крепко сжав клинок, она отгородилась от назойливого взывания к Эмракул. Тучный. Она сосредоточилась на тучном. В ту же секунду у неё перехватило дыхание.

- Эйлина. Эйлина, это же...- Хэл не смогла произнести...

Эйлина вгляделась.

- Элдер Колман. Да спасёт ангел его душу.

Мир бешено завертелся, перед глазами всё поплыло. Невозможно.

- Эмракул.

Выродок, что был когда-то старейшиной, подался вперёд. У Хэл не было выбора: взмахнув мечом, она блокировала его толстую ветвистую руку.

- Явись Э'мракул. Эмракул.

Слова Элдера Колмана проникли в ослабленное сознание Хэл. Как этот монстр мог быть тем, кого она когда-то знала?

На неё обрушилась рука, напоминавшая ствол дерева. Хэл пошатнулась, сосредоточиться становилось всё тяжелее.

- Эмракул. Стань Э'мракул.

Слова обволакивали её, заворачивая в кокон. Они говорили ей «не думай!» «не беспокойся», «просто сдайся». Стань Э'мракул. Я - Э'мракул.

- Хэл?

Голос Эйлины.

- Хэл! Его рука. Справа!

Хэл слышала слова, но не могла понять, что они значат. Сверкнуло лезвие и разрубило огромную руку старейшины. Эйлина. Хэл понимала, что нужно поднять меч, но он казался таким тяжелым. Он не хотел сражаться.

Стань Э'мракул. Един Э'мракул. Она будто плыла.

- Хэл!

Эйлина огорчена... Но она была так далеко. Так далеко.

Стань Э'мракул.

- Останься со мной, Хэл!

Эмракул.

- Ты нужна мне.

Я - Э'мраку -

- Прошу!

Прикосновение Эйлины, её влажные от пота пальцы, схватившее её за запястье, вырвали Хэл из удушающих объятий. Она взглянула на женщину, которую любила.

- Хэл? Пожалуйста, Хэл.

Она не хотела огорчать Эйлину. Не хотела, чтобы она была далеко. И не хотела оставлять её.

Она должна бороться. Невыносимо тяжело. Тяжелее, чем когда-либо. Но не время опускать руки. Усилием воли она избавилась от того, что поселилось в её голове, и, собравшись с силами, подняла свой меч.

- Я в порядке, Эйлина. Со мной всё будет в порядке.

- Конечно, будет.

Хэл почувствовала, как напряжение, охватившее тело Эйлины, постепенно исчезло, когда та помогала Хэл встать.

- Стань Э'мракул, - прошипел старейшина.

Хэл вгляделась - нет, это не он, это не Элдер Колман. Это монстр. Монстр, который грозился разлучить Хэл с решительной женщиной, что стоит сейчас рядом с ней. Она не допустит этого.

- Думаю, лучше одолеть его сообща, - сказала Эйлина, указав на монстра.

- Так и сделаем.

Они стояли, плечом к плечу. Эйлина вдохнула: « По сигналу».

Не было необходимости дожидаться сигнала, как только Хэл ощутила, что мускулы Эйлин напряглись, её тело инстинктивно ринулось вперёд. Они двигались как двусторонний топор, атакуя с двух сторон, но по-прежнему прижимаясь друг другу. Эйлина рассекла левое плечо монстра, Хэл нанесла удар по правому. Извивающиеся конечности приземлились у их ног, но выродок будто и не заметил. Он ринулся вперёд.

- Мы Э'мракул!

Размахнувшись, Хэл обезглавила некогда святого человека, но он продолжал выкрикивать: «Я Э'мракул, Мы Э'мракул, Эмракул!»

Хэл не могла больше это слушать.

- Заткнись!

Хэл снова обрушила меч с силой, которая позволила ей рассечь голову старейшины пополам. Из него тут же во все стороны вырвались корни, которые, казалось, до этого были туго спрессованы внутри старейшины и, наконец, вырвались на свободу.

Голоса поутихли. Кончено.

Хэл протянула Эйлине руку. То, с какой готовностью их пальцы переплелись, убедило её в том, что Эйлина всегда будет рядом. В глубине сердца она дала клятву, что тоже всегда будет рядом.

- Мы Э'мракул!

Это был второй горожанин, голос раздавался позади Хэл и Эйлины.

- Стань Э'мракул.

Хэл хотелось кричать. Тут она увидела это... Там, где был выход из рощи, наполненной чудовищами, над телом старейшины...

- Бежим! - Хэл потянула за собой Эйлину. - Сюда!

Эйлина следовала за Хэл, уворачиваясь от тянущихся к ним конечностей. Бежать. Бежать туда, где воздух не пропитан вонью гниющей плоти. Туда, где кусты - это просто кусты, а мох не скользит по земле маленькими противными ошмётками.

Они бежали до тех пор, пока окончательно не стихли голоса, взывающие к Эмракул, пока в голове их не появилась ясность. И бежали дальше, ещё дальше, пока тела их не начали содрогаться от боли в мышцах, а лёгкие охватило огнём. Остановившись на краю утёса, они в изнеможении рухнули, прижимаясь лбами, крепко сжимая плечи друг друга. Дыхание смешалось, расстояние между их губами постепенно сокращалось.

- Хэл.

- Эйлина.

Они никогда не сдадутся. Никогда не отпустят.

 

Небо Иннистрада

Они не отпустят. Никогда. Они познали свет, ощутили силу. Правда раскрыла для них свои объятия. Сотворила их.

Бруны нет.

Гизеллы тоже.

Но они стали...Ею. Единым. Единым Э'мракул.

Крылья ангела Эмракул разделились на четыре. Вытянув две руки, он закричал: «Мы Эмракул!». Две руки и два рта, что порождали один голос.

Они стали частью Её облика, облика непреходящей правды. И их голоса были Её голосом.

- Мы Эмракул!

К ним присоединились другие.

- Мы Эмракул!

Голоса, поднимаясь ввысь, сливались в единый звук, единую правду.

- Един Э'мракул, Стань Э'мракул, Мы Э'мракул!

Это было величественно. Это было всем. Это была Она.

Все следовали за светом, что излучает ангел Эмракул. Он пролился во тьме - истинный свет, что проникает всё дальше и дальше. Как солнце озаряет мир на рассвете, так и свет Эмракул вскоре озарит каждый уголок этого мира.

- Все Эмракул! Мы Эмракул!

 

Извилистая тропинка в Трабен

Мы Эмракул. Все Эмрак…Чёрта с два!

Джейс решительно отсёк сознание от воздействия этих въедливых слов.

- Только попробуйте.

Тамиё обучила его тому, как оказывать сопротивление ментальному воздействию Эмракул, однако держать ментальную защиту оказалось сложнее, чем полагал лунный народ. Это и было проблемой. Именно это мешало ему в осуществлении плана.

Стоило ему надолго сфокусироваться на чём-то помимо Эльдрази, как Её мерзкие щупальца тянулись к его сознанию, разрушая защиту и проникая в самые его глубины.

На сей раз его взор приковал изуродованный ангел, парящий над ними. До этого Джейс, не отрываясь, смотрел на спину Тамиё, концентрируясь на тропе, по которой она вела их к тому, что она называла точкой нексуса. Однако игнорировать присутствие ангела было просто невозможно. Её облик был настолько инородным, что любопытство попросту пересилило. Взглянув раз, Джейс не мог оторваться. Приложив неимоверные усилия, он попытался проанализировать то, что видит. Сначала ему показалось, что это демон, но это "нечто" было хуже демона. К тому времени, как он сумел различить составные крылья, две головы, соединённые решётчатой плёнкой, голос, сливающийся со своим эхо - он уже потерял себя. Так не пойдет. Для того, что он собирался сделать, необходим светлый разум. Он и правда собирается сделать это? Неужели он должен позвать других и подвергнуть их риску оказаться в ловушке безумия?

Вопрос застрял где-то внутри Джейса. Засосало под ложечкой, а к горлу подступала тошнота. Он думал, что это правильное решение. Ведь так? Да, он ведь всё обдумал, и это единственный выход. Джейс был уверен, почти уверен. Почти.

- Чёрт! - Джейс раздражённо вскинул руки.

Обернувшись, Тамиё бросила на него сердитый взгляд.

- Ш-ш-ш!

- Прости, - Джейс вскинул руки в защитном жесте.

Глаза Тамиё сердито сверкнули, но она развернулась и лёгкой поступью продолжила свой путь. Ему следует сказать ей. Сказать, чтобы она подождала, пока он сходит за помощью. Это то, с чем им вдвоём не удастся справиться. По правде говоря, он знал об этом с самого начала, когда думал, что это всего лишь обезумевший ангел Авацина. Если бы не то событие в соборе...Сорин. Джейс проклинал древнего вампира, из-за которого Иннистрад на краю гибели. Подтолкнув его к краю, Сорин исчез, оставив Джейса разгребать.

Но Эльдрази не тот, с кем он смог бы справиться в одиночку. Он и не собирался. Гидеон как-то сказал Джейсу, чтобы тот вернулся в Зендикар, если услышит что-то о титане. Ну, Джейс, кажется, в этом весьма преуспел - он нашёл Её. Гидеон будет доволен.

Тамиё остановилась у берега и приподняла фонарь. Джейс глазами проследил за вызванными магией нитями, которые вырвались из фонаря и, извиваясь, устремились в небо. Он тут же пожалел об этом.

Лишь сейчас он рассмотрел Её как следует - титана, Эмракул.

Джейс застыл.

Он был готов поклясться, что Эмракул была гораздо больше других титанов и намного, намного их сильнее. Она появилась в этом мире недавно, но уже овладела большей его частью. Весь Иннистрад просто слепо следовал за Ней. Извращённое поклонение культистов, взбирающихся на мокрые камни, забывающих то, кем они были. Животные, монстры, обитавшие на суше, в воде и на небе следовали за Ней как покорное стадо. Деревья, мхи, кусты, даже водоросли выскальзывали из воды, чтобы быть ближе к этой мерзости.

Однако Джейс тоже чувствовал в себе желание предстать перед ней. Я -Э'мракул.

Нет.

Джейсу хотелось встряхнуть самого себя. Нужно прийти в себя. Думай. Нельзя позволить Ей получить желаемое. Изо всех сил сжав руки в кулаки, Джейс снова повторил то, чему его научила Тамиё. Убедиться в том, что в твоей голове нет и следа безумия не то же самое, что убирать паутину. Эту прочную паутину плетёт возвышающийся над всеми Эльдрази, ужасающий своим видом, одержимый идеей овладеть сознанием всего живого. Джейса передёрнуло.

То, о чем он должен позаботиться - защитить Гидеона, Чандру и Ниссу, чтобы никто не проник в сознание Джейса и его друзей. Он не мог просто привести их сюда и преподнести их на блюдце. Не мог. Вопрос в другом: сможет ли он? Джейс неоднократно задавал себе этот вопрос, но так и не нашёл ответ.

Размышления Джейса прервала Тамиё, в голосе которой слышалось любопытство.

- Говоришь, они называют Её - Эмракул?

Он взглянул на неё: сама серьёзность. Казалось, не поддаваться влиянию безумия для неё было также легко, как дышать.

- Да, - ответил Джейс. - Это одно из Её имён.

- Поразительно, что у такого существа есть имя.

Тамиё потянулась к ремню и отстегнула свой телескоп. Посмотрев в него, она произнесла: «Интересно, этим ли именем она зовет себя?»

Джейс даже не задумывался об этом. Никогда ему не пришло бы в голову задаться таким вопросом. Всё же лунный народ смотрит на вещи иначе, чем он. Джейс пристально вгляделся в массивное образование Эмракул, пытаясь взглянуть на Неё глазами Тамиё. Он посмотрел прямо в Её огромное фиолетовое око. Оно казалось приятным и тёплым. Ему стало интересно, что там внутри... Он быстро одернул себя, стоя прямо на краю пропасти.

- Как тебя зовут? Как ты себя называешь? - спросил он.

Поток слов, отдаваясь эхом, хлынул со всех сторон в его сознание:

Бесконечность - этот мир принадлежит мне.

Абсолют - всё станет моим.

Начало - я стану всем.

Существование - все Эмракул.

Конец.

Конец.

Конец.

Джейс сделал шаг назад, судорожно вдыхая воздух. Это не конец. Это не может быть концом. Ни его, ни Иннистрада. Он должен положить конец сомнениям, прекратить откладывать. Необходимо довериться самому себе. Он снова взглянул на Тамиё: если получается у неё, получится и у него. Он сделает это ради них. Да. Пришло время стражам прибыть в Иннистрад.

Откашлявшись, он сказал:

- Тамиё, я должен уйти.

Тамиё повернулась, в глазах цвета сирени читалось изумление: «Что?»

- Есть другие плейнсволкеры. Они могущественны, лучшие из лучших. И они могут помочь. В другом мире мы уничтожили двух подобных Ей, - сказав это, он кивнул в сторону Эмракул, но не осмелился взглянуть на Неё.

Тамиё, казалось, одолевали сомнения.

- Двух?

- Пришлось всем поднапрячься, но да, двух.

Тамиё вскинула голову и недоверчиво посмотрела прямо ему в глаза. Джейсу так и хотелось отвести взгляд. Он не знал, почему, но под этим испытующим взглядом он ощущал чувство вины. Внезапно она улыбнулась.

- Так и есть. Вы действительно сделали это. Подумать только. Это история, которую я просто обязана услышать. - Она вздохнула. - Но как-нибудь в другой раз. Если этот мир хочет встретить свой конец не во тьме, то каждый из нас должен исполнить свою роль.

- Ты пойдешь со мной?

- Нет, Джейс. Это не мой путь.

- Ты будешь здесь, когда мы вернёмся?

- Мы все будем там, где должны быть.

Джейс собирался возразить, но ощутил нежное прикосновение к своему сознанию. Тамиё. Больше не надо было изо всех сил пытаться окончательно не спятить. До этого он не сознавал, каких усилий ему это стоило. Будто наконец-то стихла дикая головная боль. Облегчение. Он растворился в этом ощущении покоя.

- Я защищу твой разум, ты можешь спокойно переместиться, - сказала Тамиё. - Ступай.

В тот момент Джейсу отчаянно хотелось сделать так, как она сказала. Он хотел уйти, покинуть этот мир, оставить позади титана. Вернуться в мир, который они уже спасли: Зендикар. Ворота гавани. Мерфолки, коры, вампиры - все вместе. Нисса, её зеленые сверкающие глаза. Гидеон с его широкими плечами и будто приклеенной намертво улыбкой, и...

- Смотрите, кто к нам пришёл. Эй, Гидеон, сюда!

Чандра.

- Как раз вовремя!

В ушах Джейса раздавался топот, образ Эмракул меркнул, сменяясь улыбающимся лицом его друга.

 

Оригинал статьи (на английском языке)

 

Поделиться:

Перейти на мобильную версию сайта
Да, перейти Остаться на основной версии